Хочу представить вам новую книгу «Исцеление раненого идеалиста». Эту книгу написали Джастин и Айрин Рентон из Йоханнесбурга, Южная Африка. Они много лет служат в церкви Христа в Йоханесбурге и имеют богатый опыт, которым хотели открыто поделиться с читателями. Эта книга только в начале пути к вам. Ещё предстоит перевод и публикация на русском языке. Пожалуйста, почитайте первые главы книги и дайте свою оценку, вам интересно иметь такую книгу в вашей библиотеке?

Глава 1. Раненый идеалист

По Своей благой милости спаси меня. Я беден и нищ, и сердце мое уязвлено во мне. (Пс. 108:21-22)

Когда мне было 20, один друг поделился со мной житейской мудростью: «В 20 ты идеалист, в 30 – реалист, а в 40 – циник».

Мне, законченной идеалистке и верующей, это утверждение показалось смешным: я и представить не могла, что так когда-нибудь можно будет сказать обо мне. Но я постоянно повторяла его, жалея остальное человечество.
Теперь, когда мне хорошо за 40, я вынуждена признать, что все мои усилия и оптимистичный настрой ни к чему не привели: я стала циником. Христианкой, но всё-таки циником.

Мне никогда не нравилось это слово. В нём есть негатив, горький взгляд на жизнь и отношения. Вот что писал о циниках Оскар Уайльд: «Циник — это человек, который всему знает цену и ничто не в состоянии оценить» . И хотя я никогда не хотела быть такой, жизнь в падшем мире оставила на мне свой отпечаток и сделала мои мечты о будущем не такими уж радужными. Так действует разочарование. Оно меняет Вас и Ваше отношение к Богу и окружающим. Зигмунд Фрейд, всемирно известный невролог и основатель психоанализа, писал: «В глубине сердца я не могу избавиться от уверенности, что мои дорогие собратья, за некоторым исключением, никчёмны» . Какое ужасное заключение после стольких лет, посвящённых исследованиям и помощи людям. И всё же, даже несмотря на собственную приверженность христианству, я чувствовала, что моё сердце ведёт меня по той же траектории и к такому же выводу, и это должно было прекратиться! Но как? Должен был быть другой путь – путь, на котором жизнь на Земле не уничтожала бы преданность человека Богу и Его целям.

В попытке укрепить мою веру мой муж представил мне концепцию раненого идеалиста. Он прочитал о ней в книге Джона Ортберга «Вера и сомнения». Там говорится: «Под внешней бронёй циника всегда скрывается раненый идеалист» (Джон Ортберг, «Вера и сомнения», 2008 г., издательство «Зондерван»). Свет в конце пресловутого туннеля включился.

Мне откликнулась идея быть раненым идеалистом, а не закостенелым циником. В ней было больше надежды. Это означало, что цинизм – это не мой свежеобретённый темперамент, а, скорее, состояние, которое нуждается в исцелении.

Вначале я пыталась найти христианскую литературу о возвращении к вере от цинизма. И хотя вдохновляющих и мотивирующих книг много, я так и не нашла ничего, что полноценно описывало бы то, через что я прохожу. В некоторых книгах говорилось о христианском цинизме как о некой философской идеологии (я мало что в этом поняла), в других он упоминался лишь вскользь, а в третьих рассматривался с точки зрения апологетики или опыта разных христиан. Я же искала практическое руководство, которое шаг за шагом приведёт меня обратно к вере. И это была лишь первая проблема. Вторая проблема заключалась в том, что я, как и любой идеалист, очень рассеяна. Мне всё надо говорить прямо и без лишних слов. Эта моя натура стала причиной того, что многие прекрасные духовные книги я прочитала лишь наполовину или вообще только пролистала. Я хотела найти книгу, руководство, которую я могла бы прочитать от корки до корки, и она должна была быть короткой и дельной. Мне не нужен был словесный массаж, мне нужна была помощь. Не найдя такой книги, мы с мужем решили сами написать руководство по возвращению к вере. Оно должно было быть честным, открытым, практичным и прямым.

Говорят, когда создаёшь книгу, книга создаёт тебя. Это амбициозное начинание повлияло на меня. Моё циничное сердце уже изменилось. Бог формирует что-то новое, и я не уверена, к чему это приведёт. Но как справедливо заметил Карл Сэндберг: «Я – идеалист. Я не знаю, куда иду, но главное – что я не стою на месте» (К. Сэндберг, «Эпизоды», 1904 г., издательство «Асгард Пресс»). Я начала движение от идеализма к вере и исцелению, и я надеюсь, смогу помочь таким же сбившимся с пути или, лучше сказать, тем, кто в борьбе.

Путь моей жены стал нашим путём. Я – реалист. Может, дело во флегматичном темпераменте и инженерном складе ума, но жизнь всегда казалась мне прямолинейной. Ещё в юном возрасте, когда мне было 10, я понял, что мир далёк от идеала, а жизнь более жестокая, чем мне казалось. И я без лишних раздумий перекроил свои ожидания. То же самое было со мной и в церкви. Моя семья не была религиозной: отец – атеист, а мать – алкоголичка.

Какой бы удивительной ни была церковь, я довольно быстро понял, что она неидеальна, даже не близко. И в отличие от моей жены, это меня никогда не беспокоило. Я принял это и пошёл вперёд. Мне никогда не хотелось стать циником. Скорее, эта идея приводила меня в недоумение. Зачем кому-то вообще так негативно думать о жизни, отношениях и даже о Боге?

И всё же Библия полна слов циников с разбитым сердцем.

Возьмём хотя бы вот этот отрывок:

«Твои слова были найдены, и я съел их; Твои слова стали моей радостью
и весельем моему сердцу, ведь Твоим именем я наречён, Господи, Боже Сил.
Не сидел я в кругу насмешников и не праздновал с ними; я сидел одиноко под гнётом Твоей руки, так как Ты наполнил меня гневом.
Почему моя боль никак не уймётся, почему моя рана тяжка и неисцелима?
Неужели будешь Ты для меня ручьём ненадёжным, источником пересохшим?»

«Неужели будешь Ты для меня ручьём ненадёжным, источником пересохшим?» Разве более циничные слова были когда-либо сказаны о Боге? И между тем это сказал великий пророк Иеремия .

А как насчёт Иова? Мы знаем, что ужасные испытания были посланы ему с Божьего согласия. Достоинство и доверие, с которыми он встретил эти испытания вначале, сменились горечью и отчаянием. Цинизм завладел его сердцем. Послушайте, как он жалуется:

«Если бы звал я, и Он ответил, – не поверю, что Он выслушал бы меня.
Тот, Кто налетает на меня, словно вихрь, умножает мне раны безвинно;
не даёт мне дух перевести и насыщает меня бедой» .

Я и раньше читал эти отрывки, но никогда не понимал их. У меня циники вызывали недоумение, а Бог, казалось, равнодушен к ним. Он открыто выставляет их слова на всеобщее обозрение. Он позволяет нам увидеть глубочайшие несчастье и разочарование, даже если это разочарование в Нём Самом. Он не скрывает крушение иллюзий и не защищает их позицию.

Библия – это не идеалистическая история Божьего народа. На всём протяжении Писаний Бог знакомит нас с мужчинами и женщинами, с которыми мы можем себя идентифицировать: несовершенные герои, раскаявшиеся грешники, безжалостные злодеи и раненые идеалисты – их истории далеки от идеала. Я понял, что, как лидер, муж, отец и друг, я должен научиться лучше служить окружающим меня раненым людям.

Работая над этой книгой, мы с удивлением обнаружили, насколько по-разному мы видим и относимся к одним и тем же ситуациям. Мы обсуждали, спорили и размышляли о взглядах друг друга. Эта книга написана как с идеалистической, так и с реалистической точек зрения, и мы стараемся показать вам обе стороны. Мы начали с описания основных типов темперамента и сфокусировались на сильных и слабых сторонах идеалиста. (Было бы полезно сделать такое же исследование реалистов, но оставим это на будущее). Далее мы рассуждаем о том, что ранит идеалиста и почему об этом важно говорить. Там же мы смотрим на то, что Библия говорит об идеалистах, о том, как они нашли путь к истинной вере; а затем делаем небольшое отступление, чтобы изучить вероломную природу жалости к себе, и ставим под сомнение главный вопрос циника. Заключение, мы надеемся, поможет прийти к вере.

Цель всего этого: если Вы или Ваши знакомые пошли дорогой цинизма, эта книга покажет Вам другой путь. Путь, на котором мы можем найти Бога в хаосе жизни и больше не позволять ей ранить нас.

Продолжение следует…


 

Если Вам было полезно и интересно, сохраните себе на личную страницу или поделитесь с друзьями в социальных сетях! Ссылки ниже…